Category: история

Секс в древней Руси

Банный день

Секс в древней Руси

Долгое время, вплоть до принятия христианства на Руси (X век), сексуальность у древних славян ассоциировалась с гуляниями, песнопениями и плясками. Она выражалась в виде особых обрядов и ритуалов, которые непременно присутствовали в языческих празднествах того времени.

Язычество и сексуальность

Языческие праздники древних славян были тесно связаны с полевыми работами, погодными явлениями и повседневным бытом. Например, к их числу относят Масленицу, день Ивана Купала, Коляду и другие. Символика подобных праздников означает солнце, плодородие и продолжение рода, а, следовательно, без сексуальных обрядов здесь явно не обошлось.

Масленица

Первоначально, праздник провода зимы и встречи весны у древних славян имел целый комплекс обрядов и гуляний, но со временем некоторые из них позабылись. В частности, у северных славян мужчина и женщина, голые по пояс или в специальных штанах с прорезанной на заднице дырой, приплясывая и притоптывая вокруг горящего чучела Зимы, должны были по команде зрителей хлестнуть друг друга по оголенной попе хворостиной. У западных славян также практиковалось частичное обнажение в масленичных танцах, направленных на стимулирование роста злаковых культур. Например, в мужском обрядовом танце мужчина, возглавлявший цепочку танцующих, порой оттопыривал зад, спускал штаны и «вываливал» наружу свой член.

Существовали ли такие языческие обычаи в древней Руси, – доподлинно неизвестно. Однако по сказаниям церковных летописцев, во все дни Масленицы люди «безумствовали, надевали на себя личины (маски, костюмы). Причем, переодевались мужчины в женские костюмы, а женщины - в мужские. Кругом царил разгул и разврат».

Посевная
При посеве злаков или посадке овощей нагота у древних славян должна была стимулировать рост растений. Именно поэтому посевная непременно сопровождалась целой серией необычных ритуалов. Мужчины символически оплодотворяли землю: сеяли без штанов или же вовсе без одежды. В период засева хлеба хозяину и хозяйке следовало совершить ритуал, во время которого они занимались любовью прямо на поле. При посеве льна женщины катались нагишом по земле для того, чтобы он вырос длинным и волокнистым. В Юрьев день сажали огурцы, сняв сорочку. Если огурцы не уродились, женщина волочила снятой сорочкой по грядкам, а ее муж, сняв штаны, делал вид, что хочет скосить растения. Женщины северных славян нагишом сеяли репу, а после посадки капусты обегали участок без юбок и с распущенными волосами.

День Ивана Купала

До нашего времени дошел древний языческий праздник - день Ивана Купала. Славяне отмечали его весело и с размахом, обряды непременно были связаны с купанием, кострами и травами. С утра народ парился в бане, изгоняя нечистую силу, позже непременно купался в реке - обязательно вместе голышом. К вечеру устраивались массовые гулянья с музыкой, плясками и прыжками через костер. У некоторых славян даже был обычай перепрыгивать его нагими, чтобы очиститься и быть здоровым. Играли в игры, часто непристойного содержания, целовали мужчин в скоромные места, - в общем, веселились безудержно и развратно. Праздник особенно любили незамужние девушки: полностью обнажаясь, они бегали вокруг пшеничного поля. Считалось, что будущий муж увидит ее во сне и позовет замуж. Как позже писали православные монахи, в этот день царило полное сексуальное раздолье: «Тут же есть мужам и отрокам великое падение на женское и девичье шатание. Тако же и женам мужатым беззаконное осквернение тут же».

Коляда

Коляда – древнеславянский языческий праздник смены годового цикла и перехода солнца от зимы к лету. Его веселое празднование выражало веру древнерусских язычников в неизбежность победы добрых начал над силами зла. Чтобы помочь Коляде победить и отогнать злых духов, праздновавшие его в этот день жгли костры, пели и плясали вокруг них. Всюду колядовали и гадали на супружество, урожай и приплод.

Одним из «сексуальных» гаданий был, так называемый, обряд «шуточных похорон». Он был построен на принципе оборотничества. Согласившемуся играть роль покойника делали длинные страшные зубы из брюквы, обсыпали лицо овсяной мукой и клали обнаженного на стол. После чего девушки делали вид, что плачут по умершему и понарошку «обмывали» его, водя руками по телу. Как только у «покойника» случалась эрекция, плакальщицы начинали по очереди «обмывать» ему член до эякуляции. Та, у которой «покойник» кончал, считалась счастливицей и про нее говорили, что в этом году она выйдет замуж.

Брак и сексуальные отношения

Физическое развитие юноши и девушки, достигших зрелости, было тесно связано с их сексуальной жизнью. Однако доподлинно неизвестно с какого именно возраста юноша и девушка считались достигшими этой самой зрелости. Лишь специальная прическа и особый головной убор - венок или украшенная повязка в волосах (обычай, отличающий девицу от замужней женщины) – является признаком девушки, созревшей для замужества. Древний характер имеет и обрядовое принятие юношей в сообщество взрослых.

Судя по всему, в древнейшие времена у славян до известной степени существовали беспорядочные половые отношения, унаследованные от языческих празднеств. Однако уже в конце языческого периода (X-XI века), сексуальная жизнь стала повсеместно регулироваться браком мужчины с одной или несколькими женщинами.

Свадьба

У всех народов брак считается настолько важным актом, что сопровождается какой-либо значительной церемонией. Это было и на свадьбе у древних славян.

Основу брака составляло похищение девушки из другого рода/племени или ее выкуп. Дети являлись собственностью отца, и девушка могла перейти в собственность другого мужчины только после насильственного похищения или после мирной купли. Посредством этих обычаев отец уступал свои права другому мужчине. В конце языческого периода у славян встречаются обе формы, но после принятия христианства на Руси похищение считается чем-то более грубым и худшим, свойственным язычеству.

В тех случаях, когда речь шла не о насильственном похищении, посланцы жениха договаривались с отцом девушки о браке за выкуп, а затем через некоторое время назначалась и свадьба. Приводили невесту и приступали к венчанию. Начиналось все с церемонии, во время которой невеста вкладывала свою руку в руку жениха. Затем жених и невеста обменивались подарками, среди которых особенно важным было яблоко, так как оно символизировало плодородие и любовь. Обычай дарить перстень пришел из Византии гораздо позже.

Потом невесту в свадебном одеянии провожали в дом жениха, где ее встречали медом и хлебом и забрасывали различными плодами, чтобы она была плодовита и зажиточна.

Затем невесте торжественно расплетали косы и остригали, а оставшиеся волосы укладывали под чепец, обернутый фатой. Наконец, невеста развязывала мужу обувь в знак того, что она ему полностью подчиняется, и жених даже наносил ей символические удары. Этот обычай, по всей вероятности, перешел от соседних тюрко-татар.

Руса коса до пояса...

Волосы - своеобразный символ женственности. С ними связано много предубеждений. Если волосы у женщины были распущены, значит она незамужняя, а по-народному - "девка". Женщин с распущенными волосами называли ведьмами.

На свадьбе невесте специально запутывали косу, чтобы жених долго не мог ее распустить. А распустил косу - значит взял замуж. Замужние женщины носили повойник в будни и кокошник в праздники.

После этого женщины и дружки одевали новобрачных в новые рубахи и торжественно укладывали их на ложе. Остальные собравшиеся на свадьбу гости между тем отдавались буйному веселью с оттенком фаллического культа. В частности, о большой распространенности обрядов языческой свадьбы с песнями и с музыкальным сопровождением, свидетельствует «Слово некоего Христолюбца» (XI век), который сетует на то, что «это не брак, а идолослужение». Тот же автор жалуется, что на свадьбах изготавливают фигуры, символизирующие человеческий фаллос, и творят с ними различные непристойности.

Моногамия, полигамия, полиандрия

Обычными формами брака у славян была моногамия и полигамия. Местами, как, например, у русских вятичей, радимичей и северян, полигамия была обычным явлением. В других же местах нескольких жен брали себе лишь зажиточные хозяева, имевшие большое хозяйство, и, разумеется, князья, содержавшие целые гаремы жен, а, кроме них, еще и наложниц.

О гаремах славянских князей рассказывает арабский путешественник Ибрагим Ибн-Якуб, отмечающий, что они держат взаперти по 20 и более жен. Летопись упоминает гарем князя Владимира с пятью женами и 800 наложницами. Другой арабский путешественник Ибн-Фадлан рассказывает о русском князе, имевшем 40 жен. Эта полигамия, разумеется, не являлась чем-то специфически славянским и была известна у всех соседей славян.

Более редким явлением, чем полигамия, была, видимо, полиандрия. Согласно церковному уставу Ярослава, в статье XX устанавливаются наказания за сожительство двух братьев с одной женой. Однако супружество между близкими родственниками было довольно распространенно. Русское снохачество, когда отец преждевременно женив малолетнего сына, вступает затем в супружеские отношения со снохой, как это показывает статья XVII того же устава, ведет свое начало как раз с древнейших времен.

Во всех остальных отношениях супружеская жизнь древних славян, особенно рядовых членов общин, отличалась упорядоченностью, а также верностью жен. Интересно, что свидетельства, подтверждающие это, исходят в основном от иностранцев, которые отнюдь не всегда были доброжелательны к славянам. Все они единодушно превозносят целомудрие замужних славянских женщин и их любовь к мужу, с которым в случае его смерти они добровольно уходили из этого мира.

Похоронный обряд у древних русов

Арабский путешественник Ибн Фадлан в своей "Записке" о путешествии на Волгу рассказывает об обряде похорон знатного и богатого руса.

Из приближенных умершего выбирается девушка, которая по собственному желанию соглашается последовать за господином в царство мертвых. На протяжении десяти дней, когда сооружается погребальная ладья и шьются одежды для умершего, его родственники и гости участвуют в похоронных торжествах. «Они в те десять дней пьют и сочетаются [с женщинами]. А та девушка, которая будет убита, в эти десять дней пьет и веселится, украшает свою голову и саму себя разного рода украшениями и платьями и, так нарядившись, отдается родственникам умершего». Она входит в каждый из шалашей родных и сочетается с его хозяином, который говорит ей громким голосом: «Скажи своему господину: я совершил это из любви и дружбы к тебе».

В последний день похорон эти же родственники провожают девушку на погребальную ладью, в шалаше которой шестеро из них снова «сочетаются с ней в присутствии умершего. Затем, как только они покончат с осуществлением [своих] прав любви, ее укладывают рядом с господином», и только тогда пожилая женщина ("ангел смерти") перерезает ей горло. После этого специальные люди поджигают ладью, заранее обложенную дровами.

Подробно об этом ритуале можно почитать здесь.

Арабский историк Масуди, говоря о восточных славянах, подтверждает, что среди них супружеских измен не бывает. Верность была у славян признаком высокой нравственности и высокого уровня культуры. Разумеется, это качество никогда не являлось абсолютным и отклонения от этого были. Случаи супружеской неверности, несмотря на строжайшие наказания (смерть или отсечение полового члена), имели место и в языческий период. После введения христианства они не только сохранились, но, пожалуй, стали еще более частыми, так как различные церковные поучения и запреты постоянно упоминают в числе грехов распутство, разврат и прелюбодеяние (древнерусское блудъ).

Сексуальные отношения до брака

Другой вопрос, более интересный, чем эти естественные отклонения от нравственных норм супружеской жизни, - это вопрос о свободном в половом отношении образе жизни мужчин и женщин до их вступления в брак. Различные празднества и народные обычаи древних славян указывают на промискуитет молодежи, в котором немалое участие принимали и молодые женщины на Руси.

О сборищах молодежи в поле между селениями упоминает древний летописец Переяславля-Суздальский и описывает общение обоих полов на этих игрищах в следующих словах. «(Обычные) брации не возлюбиша, но игрища межи селъ, и ту слегахуся рищюще на плясаниа и от плясаниа познаваху, котораа жена или девица до младыхъ похотение имать, и от очного взозрения, и от обнажениа мышца и от пръстъ ручных показаниа, и от пръстней даралаганиа на пръесты чюжая, таж потом целованиа с лобзаниемъ и плоти с сердцемъ, раждегшися слагахуся, иных поимающе, а другых, поругавше, метааху на насмеание до смърти. Имяхуть же и две и по три жены; зане слаб сущи женскыи обычаи, и начаша друга пред другою червити лице и белимъ тръти, а бы уноша въжелелъ ея на похоть».

Блудница

Понятие блудницы возникло примерно в VII веке и означало лишь то, что девушка ищет мужа (блуждает). В конце VIII века, когда волхвов подрядили на роль «дефлораторов» — в бане за день до замужества они лишали невинности тех невест, которые по каким-то причинам(!) не лишились ее ранее, — понятие «блудница» изменилось. Им стали называть всех дам, лишившихся девственности. С XII по XVII век блудницами считали незамужних девиц, вступавших в интимную связь, и вдов, принимавших у себя мужчин. Лишь в XVIII веке, благодаря титаническим усилиям церкви, слово блудница стало ругательным.

Это же, начиная с XI века, весьма наглядно подтверждается рядом церковных и светских поучений и запретов. В них христианское духовенство пытается заставить молодежь отвыкнуть от «сатанинских» или «бесовских» игрищ на лоне природы. Церковные источники чаще всего используют термины «плясание, играние, глумление, глумы», которые проводятся при народных празднествах, перешедших из язычества. «Слово св. Иоанна Златоуста», проклиная эти ночные игрища, подчеркивает, что «жена на игрищах есть любовница сатаны и жена дьявола. Ибо пляшущая жена многим мужам жена есть. А что мужи? После пития начинают плясание, а по плясании начаша блуд творити с чюжими женами и сестрами, а девицы теряют свою невинность. Потом все они приносят жертвы идолам…».

В чем, собственно, заключался смысл этих увеселений, доподлинно неизвестно. Однако очевидно, что по ночам, вокруг огня костров, под крики и песни, молодежь в возбуждении устраивала драматические игры и танцы, в которых эротический момент был настолько силен, что выражался непосредственно в явлениях гетеризма. Девушки, а очевидно, и молодые женщины, отдавались мужчинам без колебаний.

Таким образом, половая жизнь молодежи была совершенно иной, чем жизнь замужних женщин. Она была более свободной, и девушка, выходя замуж, уже не была девственницей. Более того, по сообщению Масуди, славянская девушка в кого влюблялась, с тем и делила свою любовь. Если мужчина, женившись, устанавливал, что его жена девственница, то он просто выгонял ее со словами: «Если бы ты что-либо стоила, тебя бы мужчины любили».

Ритуал «вскрывания» невесты
Сохранение девушкой «чистоты» до брака стало цениться после X века, когда князь Святослав издал указ о том, что «отныне лишение девственности - прямая обязанность мужа и его достоинство».

После первой брачной ночи исполнялся ритуал «вскрывания» невесты. Молодой муж объявлял родственникам супруги, какая жена ему досталась - девственница или нет. Он выходил из спальни с полным кубком вина, на донышке которого было просверлено отверстие. Если невеста невинна, жених залеплял отверстие воском; если же нет – он резко отнимал палец и проливал вино.
Все это, как и славянские залеты, то есть период предсвадебного ухаживания за девушкой (отнюдь не платонический!), очевидно, свидетельствует о вольности половых отношений древних славян. Поэтому даже в древнем славянском праве наказание за изнасилование девушки, совершенное в доме, было значительно более строгим, чем наказание за изнасилование, совершенное в поле или на лоне природы.

Еще свободнее была половая жизнь мужчины. Его хотя и карали смертью за прелюбодеяние, но зато он мог не ограничивать себя половыми связями с незамужними женщинами.

Это подтверждают уже описанные народные игрища, известия о наложницах богатых вельмож и рассказы о дружине русского князя, который не стеснялся вступать в половую связь со своими наложницами на глазах у своей дружины*. То же самое сообщает Ибн-Фадлан и о русских купцах, публично совершавших половые акты на волжских торжищах**.

ИБН-ФАДЛАН О РУСАХ (921-922 года):

* Рядом с царем русов «постоянно находятся четыреста мужей из числа богатырей, его сподвижников... С каждым из них [имеется] девушка, которая служит ему, моет ему голову и приготовляет ему то, что он ест и пьет, и другая девушка, [которой] он пользуется как наложницей в присутствии царя. Эти четыреста [мужей] сидят, а ночью спят у подножия его ложа. И с ним сидят на этом ложе сорок девушек для его постели. Иногда он пользуется наложницей одной из них в присутствии своих подвижников. И этот поступок они не считают постыдным… он не имеет никакого другого дела, кроме как сочетаться [с девушками], пить и предаваться развлечениям».

** «И собирается [их] в одном доме десять и двадцать, - меньше или больше. У каждого [из них] скамья, на которой он сидит, и с ними [сидят] девушки-красавицы для купцов. И вот один [из них] сочетается со своей девушкой, а товарищи его смотрят на него. А иногда собирается [целая] группа из них в таком положении один против другого, и входит купец, чтобы купить у кого-либо из них девушку, и наталкивается на него, сочетающегося с ней. Он же не оставляет ее, пока не удовлетворит своей потребности».

Более подробно читайте здесь.

Были ли эти эксцентричности в половых отношениях явлением чисто славянским, или же в них сказывалось влияние восточного и греко-римского фаллического культа, - сказать сложно. Несомненно лишь то, что у древних славян имело место также и влияние фаллического культа.

Не исключено также, что под влиянием этого культа лишь модифицировалось то, что у славян уже существовало и что вряд ли приобрело бы такие формы при их образе жизни.

Это относится также и к различным прегрешениям против природы, например к гомосексуализму. Согласно Диону Хрисостому, однополые связи среди мужчин проникли на Русь благодаря южно-русским варварам, которые уже в I-II веках н.э. «учились в Ольвии различным половым извращениями». Позже русские поучения и проповеди часто и резко выступали против содомских грехов, которые народ совершал уже во времена язычества.

В этом отношении представляет интерес то, что общеславянский термин «куръва», обозначающий проститутку, продающую свое тело, вероятно, перешел к славянам от германцев (horwa, древний верхненемецкий huora) еще до прихода славян на Балканы, где он был перенят от них греками, албанцами, римлянами, а позднее и венграми.

Наконец, в древних источниках также упоминаются скопцы среди славян. Однако оскопление практиковали не сами славяне, а еврейские купцы, оскапливавшие рабов-славян. Русские князья также имели в своих гаремах евнухов. Наряду с этим, уже в XI веке среди ревнителей христианской веры появляются аскеты, подвергавшие себя добровольному оскоплению.

www.master-x.com/articles/article/426/